Николай Иванович Уткин (ум. 1863), художник-гравер, преподаватель и профессор Петербургской АХ.

Биография
Родился в доме Н. А. Муравьёва. В 1785 г. Н. А. Муравьёв определил его в воспитательное отделение, существовавшее тогда при Императорской академии художеств. Пройдя здесь предварительную школу рисунка, четырнадцатилетний Уткин, как выказавший большую способность к нему, был переведён в гравировальный класс академии и поступил в нём под руководством сперва А. Радига, а потом С. Иванова и с 1796 г. вызванного из Германии И. Клаубера.
Уткин быстро усваивал себе технику гравировального резца, не переставая вместе с тем совершенствоваться в рисовании.
В 1798 и 1799 гг. он получил малую и большую серебряные медали за рисунки с натуры и при окончании академического курса в 1800 г. был награждён малой золотой медалью за 18 изображений античных статуй, гравированных в одних контурах.
Будучи затем оставлен при академии в качестве пенсионера, он выгравировал портрет Н. А. Муравьёва и большой эстамп «Иоанн Креститель, проповедующий в пустыне» с эрмитажной картины Р. Менгса.
Второе из этих произведений доставило ему в 1802 г. большую золотую медаль и право на поездку в чужие края, которым он мог воспользоваться в конце следующего года.
В Париже он поступил под руководство знаменитого Бервика, пробыл там до 1814 г., сначала занимаясь в мастерской своего нового учителя и работая над разными частными заказами, а потом, когда шла война Наполеона I с Россией, живя, как пленник, под полицейским надзором.
В этот период времени им исполнены гравюры «Эней, спасающий своего отца при разрушении Трои», с картины Доменикино, вошедшая в известное издание: «Musée Français», и превосходный портрет князя А. Б. Куракина. Первое из этих произведений было выставлено в Парижском салоне 1810 г. Парижская академия наградила Уткина за этот эстамп, по приказанию Наполеона, золотою медалью, а император Александр пожаловал ему перстень с бриллиантами, Петербургская же академия дала ему титул назначенного в академики.
Портрет князя Куракина, исполненный в 1812 г., доставил Уткину по его возвращении в 1814 г. в Санкт-Петербург звание академика.
По смерти Клаубера в 1817 г. Уткин занял его место как в Академии, так и в Императорском Эрмитаже, в котором покойный был хранителем эстампов.
В следующем за тем году за портрет Суворова Академия произвела его в советники, из которых за уничтожением этого звания в 1831 г. он был переименован в профессора.
В 1819 г. ему пожалован титул гравёра Его Величества с жалованием по 3000 руб. в год.
В 1827 г. явилось замечательнейшее из его произведений, «Екатерина II, гуляющая в Царскосельском саду», с оригинала В. Боровиковского, а на академической выставке 1836 г. красовались шесть больших, превосходных портретов, награвированных им менее чем в три года, в том числе особенно мастерские портреты А. Н. Оленина и гр. С. С. Уварова. Это была самая блестящая пора деятельности Уткина, упрочившая его знаменитость: академии Стокгольмская (в 1820 г.), Антверпенская (в 1827 г.) и Дрезденская (в 1828 г.) признали его своим членом; высочайшие особы не раз выражали ему своё благоволение ценными подарками и другими знаками отличия; Императорская академия в 1840 г. почтила его званием заслуженного профессора. Но с этих пор резец Уткина стал слабеть.
В 1845 г. уже 65-летний художник принялся за гравирование картины В. Шебека «Обедня св. Василия Великого» и, окончив эту работу только в 1856 г., произвёл эстамп, далеко уступающий прежним его произведениям.
Постепенный упадок сил заставил его передать заведование гравёрным классом (в 1850 г.) и прочие должности своему любимому ученику Ф. И. Иордану.
В 1860 г. праздновался пятидесятилетний юбилей художественной деятельности Уткина, причём Академия поднесла ему золотой экземпляр выбитой в его честь медали.
После этого Уткин уселся за работу, начатую ещё в 1819 г., за воспроизведение картины Бронзино «Св. Семейство», которое он едва успел окончить лишь перед смертью, последовавшею в 1863 г.
Всех произведений Уткина насчитывается до 224. Среди них важнейшими должно признать портреты, значительно превосходящие достоинством его гравюры исторического содержания. Прелестны также многие из тонких, красивых по штриху виньеток, вышедших из-под его резца. Уткин неоднократно изменял свою манеру, но постоянно возвращался к систематичной, изящной технике своего учителя, Клаубера; однако, заимствуя приёмы резца от других мастеров, он не подражал им слепо, а перерабатывал их по-своему, сообразно с характером воспроизводимого сюжета и веществом представленных в нём предметов — гравировал иначе лица, иначе бархат, шёлк и прочие аксессуары, причём в лучшую свою пору достигал до поразительной колоритности и гармоничности целого. Превосходный рисунок, блестящий твёрдый штрих, проложенный без излишества и с правильным расчётом, вкус всего исполнения, — таковы достоинства важнейших из произведений Уткина.
В лице его русское искусство имело не только высокодаровитого художника, но и отличного наставника последних представителей своих в теперь опустевшей области гравирования резцом — А. Олещинского, Д. Андрузского, Ф. Иордана, К. Афанасьева, А. Пищалкина и др.
Ср. Д. А. Ровинский, «Николай Иванович Уткин, его жизнь и произведения» (СПб., 1884).
Адреса в Санкт-Петербурге
1820 год — дом Е. Ф. Муравьёвой — набережная реки Фонтанки, 25.

Википедия