IX съезд компартии Китая объявляет об окончании «культурной революции».

Великая пролетарская культурная революция — термин, обозначающий десятилетие 1966-76 в истории КНР. Этот период характеризовался крайней политизацией всех областей городской жизни, обозначенной беспорядочными выступлениями студентов и рабочих на низших уровнях социальной лестницы и хаосом в партийном руководстве страны. На её начало решающее влияние оказал председатель КПК Мао Цзэдун в 1966 году для утверждения взглядов своей группировки в руководстве КПК (маоизма) в качестве государственной идеологии и в рамках борьбы со взглядами политической оппозиции.
Культурная революция
Первый этап — бурные выступления студентов и рабочих
Первым этапом принято считать период с мая 1966 по апрель 1969. Сам Мао Цзэдун считал, что Культурная революция началась с опубликования статьи Яо Вэньюаня в ноябре 1965 года. 8 августа 1966 года 11 Пленум ЦК КПК принял «Решение о великой пролетарской культурной революции».
Хотя буржуазия уже свергнута, она тем не менее пытается с помощью эксплуататорской старой идеологии, старой культуры, старых нравов и старых обычаев разложить массы, завоевать сердца людей, усиленно стремится к своей цели — осуществлению реставрации. В противовес буржуазии пролетариат на любой ее вызов в области идеологии должен отвечать сокрушительным ударом и с помощью пролетарской новой идеологии, новой культуры, новых нравов и новых обычаев изменять духовный облик всего общества. Ныне мы ставим себе целью разгромить тех облечённых властью, которые идут по капиталистическому пути, раскритиковать реакционных буржуазных «авторитетов» в науке, раскритиковать идеологию буржуазии и всех других эксплуататорских классов, преобразовать просвещение, преобразовать литературу и искусство, преобразовать все области надстройки, не соответствующие экономическому базису социализма, с тем чтобы способствовать укреплению и развитию социалистического строя
Второй этап — Школы кадров 7 мая, "Ввысь в горы, вниз в села", возвышение НОАК
Второй этап Культурной революции начался в мае 1969 года и завершился в сентябре 1971 года. Некоторые исследователи выносят второй этап за рамки собственно Культурной революции и датируют его начало серединой 1968 года.

Школы кадров 7 мая. Первые школы кадров 7 мая появились ближе к концу 1968 года. Такое название они получили от "Замечаний..." Мао Цзэдуна, сделанных 7 мая 1966 года, в которых он предлагал создать школы, в которых кадры и интеллектуалы проходили бы трудовое обучение с практическими занятиями полезным физическим трудом. Для высших чиновников было построено 106 школ кадров 7 мая в 18 провинциях. 100 тысяч чиновников центрального правительства, включая Дэн Сяопина, а также 30 тысяч членов их семей были отправлены в эти школы. Для чиновников рангом пониже существовали тысячи школ кадров, в которых обучалось неизвестное число средних и мелких чиновников. Например, к 10 января 1969 года в провинции Гуандун было построено почти 300 школ кадров 7 мая и более чем сто тысяч кадров были посланы в низы для занятий трудом.
Основной системой, которая практиковалась в школах кадров, была система "трех третей". Заключалась она в том, что треть рабочего времени бывшие кадры занимались физическим трудом, треть - теорией и треть - организацией производства, управлением и письменной работой.
В 1970-71 годах имела место серьезная борьба масс и кадров, которая выразилась в том числе и в критике идеи школ кадров со стороны самих кадров. В ходе полемики с "ультралевыми" (Линь Бяо, сторонники Линь Бяо в армии, а также часть бывших цзаофаней) премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай и его сторонники подчеркнули центральные экономические приоритеты, включая потребность придерживаться центрального планирования, соблюдать процедуры учета издержек и вводить всестороннюю рациональность. Чжоуэньлайцы выступили с критикой ультралевой децентрализации, отстаивая государственное планирование и регулирование, которое не справлялось с обилием производственных объектов, типа школ кадров.
После победы Чжоу Эньлая над "ультралевыми", которая выразилась, в частности, в гибели Линь Бяо и части его сторонников в сентябре 1971 года, Культурная революция замкнулась на проблемах культуры, избегая новых инициатив в экономике.

Кампания "Ввысь в горы, вниз в села". Кампания по отправке части студентов, рабочих, военных из городов в сельские районы Китая.
Третий этап — прагматические меры и политическая борьба
Третий этап культурной революции продолжался с сентября 1971 года до октября 1976 года, до смерти Мао Цзэдуна. Третий этап характеризуется господством Чжоу Эньлая и "группы четырех": Цзян Цин, Яо Вэньюань, Чжан Чуньцяо и Ван Хунвэнь в экономике и политике.
Причины культурной революции
Международный фон
В конце 1950-х годов произошёл дипломатический конфликт между КНР и СССР. Пик конфликта пришёлся на 1969 год. Окончанием конфликта считается конец 1980-х. Конфликт сопроводился расколом международного коммунистического движения.
Разоблачения сталинизма на 20-м съезде КПСС, хрущевский курс на экономическое развитие при политике "Мирного сосуществования" вызвали недовольство Мао Цзе-дуна, как противоречащие идее "ленинского меча" и всей коммунистической идеологии. Политика Хрущева была названа ревизионистской, а ее сторонники (Лю Шаоци и др.) подверглись уничтожающей критике в годы Культурной Революции.
Со стороны СССР знаком недовольства маоистской политикой стал внезапный отзыв всего корпуса советских специалистов, работавших в КНР по программе международного сотрудничества.
Кульминацией конфликта стали пограничные столкновения вокруг острова Даманский на реке Уссури.
В октябре 1964 года в КНР были успешно проведены испытания ядерного оружия.
Борьба за единоличное лидерство в партии
Большинство исследователей «культурной революции» сходятся на том, что одной из основных причиной развернувшейся в Китае «культурной революции» была борьба за лидерство в партии.
После провала «Большого скачка» позиции Мао в стране сильно пошатнулись. Поэтому в ходе «культурной революции» Мао Цзэдун ставил перед собой две главные задачи, обе из которых сводились к укреплению его лидирующего места на политической арене КНР: уничтожить оппозицию, у которой начали появляться мысли о реформах экономики с частичным внедрением в неё рыночных механизмов, и, в то же время, занять чем-то бедствующие народные массы. Свалив всю вину за провал «Большого скачка» на внутреннюю оппозицию (Лю Шаоци) и внешних врагов (ревизионистский СССР во главе с Хрущевым), Мао убивал двух зайцев сразу: и убирал конкурентов, и давал выход народному недовольству.
После решения Мао открыть «огонь по штабам» началась беспощадная критика основных оппонентов Мао. Среди них виднейшее место занимал Председатель КНР Лю Шаоци. Вместе с ним в период «культурной революции» подверглись репрессиям и его ближайшие соратники: Пэн Чжэнь, Ло Жуйцин, Лу Динъи, Ян Шанкунь и Дэн Сяопин. Предъявленные им обвинения в основном зиждились на том, что все они — «правые уклонисты», «ревизионисты» и «агенты капитализма».
С началом «культурной революции» в Китае началась очередная кампания «самокритики»: партийцы и другие китайцы должны были в письменной форме «покаяться в своих грехах» и ошибках перед партией. Такую «самокритику» вынужден был написать и Лю Шаоци. 24 июля 1966 года Мао лично подверг критике позицию Лю Шаоци. Супруга Мао, Цзян Цин, буквально кричала: «Лю Шаоци! Ты направлял рабочие группы, которые жестоко расправлялись с молодыми генералами культурной революции! Это величайшее преступление, которое нанесло неописуемый вред!» На XI пленуме Лю Шаоци потерял положение человека номер два. Фактически он был отстранен от работы на время, «пока Компартия Китая будет определять характер его ошибок». Лю Шаоци был подвергнут обычной в то время в партии процедур «отхода в сторону». Это означало, что член партии официально не лишался своего поста, но фактически отстранялся от работы, находился под домашним арестом. В таком подвешенном состоянии отстраненного могли держать годами. В итоге, оказавшийся в изоляции, Лю Шаоци вместе со своей женой и детьми подвергся многочисленным унижениям и издевательствам, в которые выливались не только демагогические допросы, но и «стихийные демонстрации», которые собирались возле его дома в «защиту председателя Мао». Даже его малолетняя дочь подвергалась издевательствам и побоям в школе. В результате этой травли Лю Шаоци умер от воспаления легких, а его жена Ван Гуанмэй — 10 лет спустя в сумасшедшем доме.
Чистки в КПК
Мао, почувствовав опасность, не мог ограничиться лишь чистками в верхних эшелонах власти. «Обновление рядов в партии» приобрело массовый характер. Особенность чисток КПК заключалась в том, что все они проводились в рамках различных идеологических кампаний. Широкий размах чистки приобрели уже начиная с сороковых годов, когда развернулось «движение за исправление стиля». В этот период бесследно исчезли несколько сот тысяч членов партии. Тот же самый метод был возрожден Мао, когда он развернул наступление на оппозиционные силы в КПК, взявшись за ревизию решений VIII съезда, выступившего за постепенное развитие экономики в рамках планирования и за сотрудничество с СССР. Мао объявил его «плохим» съездом и призвал всю страну «критиковать партию».
IX съезд КПК
В октябре 1968 года в Пекине состоялся XII пленум ЦК КПК, на котором было принято решение о созыве IX съезда партии. Пленум был созван с грубейшими нарушениями уставных норм и представлял собой узкое совещание группы Мао Цзэдуна. На нем были одобрены все действия маоистов во время «культурной революции». Пленум одобрил директиву Мао «огонь по штабам». Компартия как руководящая сила общества, государственные учреждения, общественные организации были разогнаны под предлогом «слома старой государственной машины», высшие органы власти были заменены «пролетарским штабом Мао Цзэдуна». В коммюнике XII пленума этот «штаб» провозглашался «единственным руководящим органом всей партии, всей армии, всей страны». Бывшие партийные органы были лишены всех прав. Как разъяснил в 1968 году Се Фучжи, «они могут лишь изучать идеи Мао Цзэдуна». И напротив, беспартийные цзаофани «имеют право вмешиваться в работу по реорганизации партии». «Реорганизация и упорядочение» партии было поручено «ревкомам» и специальным армейским частям. В самих «ревкомах» были образованы «руководящие ядра», которые набирали в партию активистов «культурной революции».
В разосланном 27 ноября 1967 года документе ставилась задача «построить партию на основе идей Мао Цзэдуна, пересмотреть программу Устав партии». «Программа, Устав, принятые VIII съездом, доклады Лю Шаоци и Дэн Сяопина не содержат идей Мао Цзэдуна, не отражают особенностей современности, содержат много ревизионистских воззрений. Вот почему их необходимо до конца раскритиковать».
В такой обстановке весной 1969 года маоисты провели (через 13 лет после VIII съезда) IX съезд партии, на котором окончательно на официальном уровне была закреплена маоистская идеология. «КПК — партия, созданная и взращенная Мао Цзэдуном», — заявил на съезде Линь Бяо.
В китайских газетах сообщалось, что со времени «культурной революции» в партию только в Пекине принято 60 тыс. новых членов. 78% из них, как отмечала печать, это крестьяне-бедняки, низшие середняки, а большую часть составляет молодежь в возрасте до 35 лет, то есть это все те же хунвэйбины и «бунтари». «Все они — передовые элементы, проявившие себя в культурной революции, в кампании по критике ревизионизма и упорядочению стиля», — писала «Жэньминь Жибао». В Шанхае с момента IX съезда в партию было принято более 33 тыс. чел. Среди них большинство составляли «молодые рабочие в возрасте до 25 лет». Для того чтобы кампания по «вливанию свежей крови» проходила более активно, была организована целая система подготовки и отбора преданных «идеям Мао Цзэдуна» людей. Создавались специальные курсы и школы обучения идеям Мао, «подправленной» истории КПК и т. п. Как уже отмечалось, особенно активно в партию выдвигалась молодежь. Так, в Пекине с 1969 по 1973 годы из комсомола в партию было переведено более 47 тыс. чел., в Тибете — более 1200, во Внутренней Монголии — более 10 тысяч. По статистике, на 1970—1973 годы в КПК было принято около 10-12 млн человек, главным образом хунвэйбинов и активистов «культурной революции».
На IX съезде не рассматривались никакие экономические вопросы. Программа строительства социализма была заменена установками на «непрерывную революцию», на ведение «классовой борьбы» внутри страны и вне ее. В программе нового устава ничего не говорилось о задаче повышения жизненного уровня.
Итоги партийных чисток
В уставе по-прежнему отсутствовали права членов партии. Партию лишали даже права выбирать делегатов на съезд, они были назначены маоистами сверху. Также были повторены основные тезисы IX съезда. В ходе «культурной революции» было репрессировано около 5 млн членов партии и к IX съезду КПК в партии насчитывалось около 17 млн чел. Во время X съезда 1973 года численность КПК составила уже 28 млн человек, то есть в 1970—1973 годах в КПК было принято около 10-12 млн человек. Таким образом, Мао заменил «старых» членов партии, которые были способны хоть на какое-либо несогласие, на «новых» — фанатичных последователей культа личности. Версию о борьбе за власть в государстве можно резюмировать следующим образом: к середине 60-х годов в партии сформировалось недовольство политикой Мао Цзэдуна. Более того, это недовольство основывалось на всеобщем разочаровании от политики «большого скачка», скопившемся в народных массах. У оппозиции к тому появились и свои негласные лидеры: Лю Шаоци и Дэн Сяопин. Эти лидеры предлагают свои подходы к развитию Китая, во многом более умеренные, чем маоистские. Их подходы базируются на возвращении элемента частной собственности в экономические отношения и во многом они сходны с теми, которые после 1978 года повели Китай по пути быстрого развития. Понимая, что может не удержать власть, Мао устраивает чистки в партии, по сути дела, массовый террор, заменяя «старую» партию, в которой состояли люди, способные на несогласие, на «новую», от которой остается лишь одно название КПК и которая состоит из лично преданных Мао выходцев из хунвэйбинов.
Анархия в «Культурной революции»
Применение классовой теории Мао на практике привело к настоящей «войне всех против всех». Под демагогичные по своей природе, расплывчатые определения классовых врагов пролетариата, исходившие от Мао, мог попасть любой человек: от обычного крестьянина до высшего партийного работника. Власть, отданная в руки масс, превратилась в элементарное безвластие. Ее захватили те, кто был попросту сильнее: группы молодых «бунтарей», которым в конце концов позволили действовать фактически безнаказанно. В связи с этим, показательным является высказывание Линь Бяо, опубликованное в одной из газет хунвэйбинов в 1967 году: «… ну, убивали людей в Синьцзяне: за дело убили или по ошибке — все равно не так уж много. Еще убивали в Нанкине и других местах, но все равно в целом погибло меньше, чем погибает в одной битве… Так что потери минимальны, так что достигнутые успехи максимальны, максимальны… Это великий замысел, гарантирующий наше будущее на сто лет вперед. Хунвэйбины — это небесные воины, хватающие у власти главарей буржуазии».
Культурная и научная деятельность была практически парализована и остановилась. Были закрыты все книжные магазины с запретом на продажу любых книг, кроме одной: цитатника Мао. Цитатник выпускался во многих вариантах оформления: в одном из них обложка цитатника была выполнена из твердой пластмассы, на которой не оставались следы крови. Такими цитатниками были забиты многие видные деятели партии, когда из их губ «выбивали буржуазный яд».
В ходе кампании «деревня окружает города» от 10 до 20 млн молодых людей с высшим образованием или получавшие таковое насильственно отрывались от дома и депортировались в отдаленные деревни, районы и горы. Их не снаряжали практически ничем и отправляли с голыми руками. Судьба большинства из них неизвестна.
Система контроля государства за обществом фактически самоустранилась. Правоохранительная и судебная система бездействовали, так что хунвэйбинам и цзаофаням была дана полная свобода действий, которая вылилась в хаос. Первоначально хунвэйбины действовали под контролем Мао и его соратников. Среди них было много карьеристов и многим из них удалось сделать себе быструю карьеру на волне революционной демагогии и террора. По чужим головам они забирались наверх, обвиняя своих университетских преподавателей в «контрреволюционном ревизионизме», а своих «боевых товарищей» — в недостаточной революционности. Благодаря курьерским отрядам Кан Шэна Пекин осуществлял связь с главарями хунвэйбинов. Многие хунвэйбины были детьми из неблагополучных семей. Малообразованные и с детства приученные к жестокости, они стали прекрасным орудием в рука Мао. Но поразительно другое: например, 45% бунтарей города Кантона составляли дети интеллигенции. Даже дети Лю Шаоци однажды рассказали уже находящемуся под домашним арестом отцу про то, какие интересные вещи удалось экспроприировать в семье буржуазных элементов.
Вскоре в среде хунвэйбинов началось расслоение по признаку происхождения. Они поделились на «красных» и «черных» — первые были выходцами из семей интеллигенции и партработников, вторые — дети бедноты и рабочих. Их шайки начали непримиримую борьбу. И у тех и у других при себе были одинаковые цитатники, но все их трактовали по-своему. Убийца после столкновения банд мог сказать, что это была «взаимовыручка», вор, укравший кирпичи с завода, оправдывался тем, что «революционный класс должен гнуть свою линию». Постепенно Мао перестал контролировать основную массу «генералов культурной революции». Но когда хунвэйбины почувствовали, что в их сторону дует холодный ветер, они развязали еще большее насилие и фракционную борьбу, вылившуюся в разгул анархии. Даже в маленькой деревушке Длинный овраг под видом революционной борьбы шла борьба между кланами, контролировавшими юг и север деревни. В Кантоне в июле-августе 1967 года в вооруженных стычках между отрядами организации «Красное знамя», с одной стороны, и «Ветер коммунизма» — с другой, погибли 900 человек, причем в перестрелках участвовала артиллерия. В провинции Ганьсу к 50-ти машинам привязали проводами или проволоками людей и кололи их ножами, пока они не превращались в кровавое месиво.
Во второй половине 1968 года армия взяла ситуацию в стране под контроль. Многие города пришлось брать штурмом. Город Гуйлинь штурмовали 30 тысяч солдат и бомбили напалмом, после чего были вырезаны все хунвэйбины. Кампания по уничтожению взбунтовавшихся хунвэйбинов продолжалась до 1976 года. Она сопровождалась массовыми казнями и зачистками городов и деревень. Сам Мао считал, что в ходе «культурной революции» «было 30 % ошибок и 70 % было сделано правильно». Большинство источников дает цифру в 100 миллионов пострадавших. Впервые эта цифра появилась в газете «Жэньминь Жибао» 26 октября 1979 года. Ж.-Л. Марголен пишет, что погибших было миллион человек. Только в провинции Гуаньси во время «культурной революции» погибло свыше 67 тыс. чел., а в провинции Гуандун — 40 тыс.
«Культурная революция» не была и не может быть революцией или социальным прогрессом в каком бы то ни было смысле… она была смутой, вызванной сверху по вине руководителя и использованной контрреволюционными группировками, смутой, которая принесла серьезные бедствия партии, государству и всему многонациональному народу". /Из решения ЦК КПК (1981)/
Этимология
Термин «культурная революция» введен В. И. Лениным в 1923 году в работе «О кооперации»

Википедия