Иван Мазепа (ум. 1709), гетман Украины (1687—1708).

Иван Степанович Мазепа, также Мазепа-Калединский (20 марта 1639 года, село Мазепинцы под Белой Церковью, Речь Посполитая — 22 сентября 1709 года Бендеры, Оттоманская империя) — государственный и политический деятель, гетман Украины (1687 — 1708).
Синопсис
Официальный титул в тот период — «гетман войска Запорожского обеих сторон Днепра». Князь Священной Римской империи с 1 сентября 1707 года. Длительное время был одним из ближайших сподвижников русского царя Петра I и много сделал для экономического подъёма Левобережной Украины. За поддержку на выборах короля Речи Посполитой Августа Сильного награжден польским орденом Белого Орла.
В 1708 году, неправильно просчитав победителя, перешёл на сторону противника России в Северной войне — шведского короля Карла XII, почти за год до его разгрома русской армией. За выступление против русского царя предан гражданской казни с лишением титулов и наград, которые он получил в Российской Империи. Русская Православная Церковь предала Ивана Мазепу анафеме. После поражения Карла XII под Полтавой (1709) бежал в Османскую империю и умер в городе Бендеры (ныне Молдавия).
В последнее время (после обретения Украиной независимости) стал популяризоваться на Украине в качестве символа борьбы за свободу, который пытался освободить Украину из - под гнета Московского царства, хотя 19 лет своего гетманства служил московскому государству, извлекал из этого личную выгоду, и только в последний год жизни перешёл на сторону Швеции.
Биография
Семья
Мазепа родился в украинской шляхетской православной семье. Первый документально известный предок будущего гетмана, прадед Ивана Мазепы — Николай Мазепа-Колединский, которому за военную службу был пожалован польским королем хутор на речке Каменице, впоследствии село Мазепинцы.
Дед Ивана, Михаил Мазепа, был на службе у московского царя: охранял южные границы Московского государства от набегов татар.
Отец, Адам-Степан Мазепа, был одним из соратников Богдана Хмельницкого. Принимал участие в Переяславских переговорах с московскими боярами. Не поддержал Переяславский договор и в дальнейшем принимал участие вместе с гетманом Выговским в создании Великого княжества Русского в составе Речи Посполитой, однако результатов не добился. В 1662 году польским королём был назначен на должность подчашего Черниговского и эту должность занимал вплоть до своей смерти в 1665 году.
Мать Ивана Мазепы, Марина Мокиевская, происходила из старинного шляхетского казаческого рода Белоцерковщины, которые занимали руководящие должности в Киевском казачьем полку. Современный российский исследователь Мазепы Т. Г. Таирова-Яковлева в своей монографии «Мазепа» приводит данные, что отец и брат Марины были старшинами у Хмельницкого и погибли в боях с поляками — отец под Чортковом (1655), а брат под Дрыжеполем (1655). После смерти мужа приняла постриг под именем Мария и была настоятельницей Киево-Печёрского Вознесенского и игуменьей Глуховского женских монастырей.
В 65-летнем возрасте Мазепа влюбился в собственную крестницу Марию, дочь Кочубея. Однако такая связь по каноническому праву является запретной и приравнивается к инцесту, поэтому венчаться они не могли. Переписка Мазепы с Марией частично сохранилась.
Образование
Иван Мазепа учился в Киево-Могилянском коллегиуме, затем — в Иезуитском коллегиуме в Варшаве. Позже, по воле отца, был принят при дворе польского короля Яна Казимира, где состоял в числе «покоевых» дворян.
Близость к королю позволила Мазепе получить образование: он учился в Голландии, Италии, Германии и Франции, свободно владел русским, польским, татарским, латынью. Знал он также итальянский, немецкий и французский языки. Много читал, имел прекрасную библиотеку на многих языках. Его любимая книга — «Государь» Макиавелли.
В 1663 году обнажил шпагу в королевском дворце против оскорбившего его дворянина. Это должно было караться смертью, но король пощадил Мазепу и только изгнал его. Мазепа был послан к гетману Правобережной Украины П. Тетере, где и остался.
Карьера
В 1665 году, по смерти своего отца, занял должность подчашего Черниговского.
В 1668 Мазепа женился на Анне Фридрикевич, вдове белоцерковского полковника. Его тесть, генеральный обозный Семен Половець помог ему выдвинуться в кругу гетмана Дорошенко: Мазепа стал ротмистром гетманской надворной гвардии, потом писарем.
В июне 1674 года Дорошенко отправил Мазепу посланником в Крымское Ханство и Турцию. Делегация везла султану 15 левобережных казаков в качестве невольников-заложников. По дороге в Константинополь делегация была перехвачена кошевым Сирко Иваном Дмитриевичем. Схватившие Мазепу запорожские казаки переправили его левобережному гетману Самойловичу. Самойлович поручил Мазепе воспитание своих детей, присвоил ему звание войскового товарища, а через несколько лет пожаловал его чином генерального есаула.
По поручению Самойловича, Мазепа несколько раз ездил в Москву. В правление Софьи власть фактически находилась в руках её фаворита Голицына. Мазепа лестью и унижением снискал к себе его расположение, а после падения Самойловича Голицын оказал решающее вляние на избрание Мазепы левобережным гетманом 25 июля 1687 года на раде под Коломаком (ныне Коломакский район Харьковской области). «Голицын и Матвеев оба принадлежали к людям своего времени и сочувствовали польско-малорусским приемам образованности, которыми отличался и блистал Мазепа. Когда, после неудачного крымского похода, нужно было свалить вину на кого-нибудь, Голицын свалил ее на гетмана Самойловича: его лишили гетманства, сослали в Сибирь с толпою родных и сторонников, сыну его Григорию отрубили голову, а Мазепу избрали в гетманы, главным образом оттого, что так хотелось этого любившему его Голицыну.» Здесь же были подписаны Коломакские статьи гетмана Мазепы.
Степень вины Мазепы в организации интриги против своего благодетеля, гетмана Самойловича, и в гибели его сына дискутируется: в своей книге «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» Н. И. Костомаров пишет: «Мы не знаем степени участия Мазепы в интриге, которая велась против гетмана Самойловича, должны довольствоваться только предположениями, и потому не вправе произносить приговора по этому вопросу.» Следует заметить, что в книге «Мазепа» (глава 1) Н. И. Костомаров прямо упоминает «его интриги, употребленные им перед всемогущим временщиком князем Василием Васильевичем Голицыным для погубления гетмана Самойловича», а в книге «Руина» описывает эти интриги подробнее.
В роли гетмана Мазепа принял участие во втором крымском походе Голицына.
Широко распространена точка зрения, представляющая и Мазепу, и Голицына в неблаговидном свете: «Избранием он был обязан подкупу кн. В. В. Голицына и щедрым обещаниям, данным старшине. Последнюю Мазепа вознаградил раздачей имений и полковничих и других должностей. Как гетман-администратор Мазепа ничем не выделялся».
Любопытна записка Мазепы, сохранившаяся в делах Государственного архива вместе с письмами царевны Софии, показывающая, что Мазепа после своего избрания в гетманы заплатил князю Голицыну взятку за содействие.
По мнению О. Ковалевской версия о взятке не соответствует действительности, так как дары за содействие избранию были посланы Мазепой Голицину через год после избрания. Тем не менее, своим возникновением версия о взятке обязана самому Мазепе. В 1689 году, после падения власти Софьи и временщика Голицына, Мазепа подал царю челобитную. «Он доносил царю, что Леонтий Неплюев угрозами вынудил у него дать князю Голицыну отчасти из пожитков отрешенного гетмана Самойловича, а отчасти из собственного своего „именьишка“, которое по милости монаршей нажил на гетманском уряде, 11 000 рублей червонцами и ефимками, более трех пудов серебряной посуды, на 5000 рублей драгоценных вещей и три турецких коня с убором.»
Н. И. Костомаров так подводит нравственный итог карьере Мазепы: «В нравственных правилах Ивана Степановича смолоду укоренилась черта, что он, замечая упадок той силы, на которую прежде опирался, не затруднялся никакими ощущениями и побуждениями, чтобы не содействовать вреду падающей прежде благодетельной для него силы. Измена своим благодетелям не раз уже выказывалась в его жизни. Так он изменил Польше, перешедши к заклятому ее врагу Дорошенку; так он покинул Дорошенка, как только увидал, что власть его колеблется; так, и еще беззастенчивее, поступил он с Самойловичем, пригревшим его и поднявшим его на высоту старшинского звания. Так же поступал он теперь со своим величайшим благодетелем, перед которым еще недавно льстил и унижался.»
Всё это говорит о безнравственности Мазепы.
Союзник Петра
В 1689 году, во время пребывания своего в Москве, Мазепа в очередной раз при помощи лести и унижения втирается в доверие русскому монарху Петру и возвращяется в Малороссию, вполне спокойный за свое гетманство. В начале 1690-х ему пришлось хлопотать над усмирением восстания так называемого Петрика на Украине. Канцелярист Петро Иваненко (Петрик) был женат на племяннице генерального писаря Василия Кочубея. В 1691—1692 годах он поднимал сечевых казаков одновременно и против гетмана Мазепы, и против московской власти. Истинный «самостийщик» был он против любого иноземного владычества, в том числе и против поляков. Однако он не смог склонить запорожских казаков на свою сторону, и вошёл на Украину из Крыма только с татарами и с небольшими отрядами сторонников из казаков. К нему пристали также сторонники из простого народа, «посполитой черни». Но уже подступивши к пограничным городам Украины, татары бежали назад в Крым, испугавшись превосходящего по численности войска Мазепы. Ушёл с ними и Петрик. Петрик предпринимал ещё несколько попыток, пока в 1696 году не был убит отрядами Мазепы.
Мазепа принимал участие в обоих походах Петра к Азову и втёрся в ещё большое доверие к Петру.
В феврале 1700 года Пётр лично наградил гетмана Мазепу орденом Андрея Первозванного № 2 — «за многие его в воинских трудах знатные и усердно-радетельные верные службы». Девиз ордена гласил: «За веру и верность!» В 1708 году Мазепа был лишён этого ордена: фактически он полностью опроверг девиз полученной им награды.
В начале Северной войны Мазепа помогал Петру I: в 1704 году, воспользовавшись восстанием против Речи Посполитой и вторжением в Польшу шведских войск, занял Правобережную Украину и неоднократно предлагал Петру I соединить обе Украины в одну Малороссию, от чего Пётр отказывался, так как был заключён договор с Польшей о разделе Украины на Право- и Левобережную. В 1705 году совершил поход на Волынь, на помощь союзнику Петра — Августу. В 1706 состоялось свидание Петра с Мазепой в Киеве, где Мазепа принялся за постройку заложенной Петром Печёрской крепости.
21 год Мазепа был гетманом. 19 из них с Петром. Удивительна столь долгая верность гетмана русскому царю, если вспомнить ближайших предшественников:
• Б. Хмельницкий заключил договор с шведами через два года после присяги царю, виртуозно лавировал между Россией и Турцией и не хранил верность никому.
• И. Выговский через год после присяги подписал Гадячское соглашение с Польшей, а всего через месяц — с Швецией.
• Ю. Хмельницкий обрёк русские войска на гибель под Чудновым через год после своей присяги.
• И. Брюховецкий, преданный «холоп» царя и «боярин» — и тот продержался всего пять лет, а затем поднял против него мятеж.
За 20 лет Мазепа стал одним из богатейших людей не только Малороссии, но и России, владельцем 19 654 дворов на Украине и 4 117 дворов (всего порядка 100000 душ) на юге России. Что свидетельствует о том, что сотрудничество с Петром было для него весьма выгодным.
До наших времён дошла фраза Мазепы, произнесённая им 17 сентября 1707 года: «Без крайней, последней нужды я не переменю моей верности к царскому величеству.» Тогда же он объяснил, что это может быть за «крайняя нужда»: «пока не увижу, что царское величество не в силах будет защищать не только Украины, но и всего своего государства от шведской потенции.» Был он в тяжёлой обиде на Петра после военного совета в Жолкве в марте 1707 года, на котором обсуждалось существенное ограничение автономии Малороссии и самостоятельности гетмана. Но всё равно был готов ждать до «крайней, последней нужды» — пока не станет очевидно, что Пётр проигрывает войну.
Переход на сторону Карла XII
1706 год был годом политических неудач России: 2 февраля 1706 года шведы нанесли сокрушительное поражение саксонской армии, 13 октября 1706 года союзник Петра, саксонский курфюрст и польский король Август II отказался от польского престола в пользу сторонника шведов Станислава Лещинского и разорвал союз с Россией. Несмотря на победу в сражении при Калише 18 октября 1706 года, Россия осталась в войне с Швецией в одиночестве.
В тот же период времени, предположительно, Мазепа замыслил возможный переход на сторону Карла XII и образование из Малороссии самостоятельного владения под верховенством Польского короля. Как сообщает в главе 13 своей книги Таирова-Яковлева, точная дата начала переговоров неизвестна, но 17 сентября 1707 Мазепа открылся своему генеральному писарю Орлику. 16 сентября 1707 года Мазепа получил от польского короля, сторонника шведов Станислава Лещинского письмо, где «Станислав просил, чтобы Мазепа „намеренное дело начинал“, когда шведские войска подойдут к украинским границам.» Было очевидно, «что речь шла о заранее продуманном плане.
В «своей беседе с Орликом Мазепа объяснял свои переговоры с Лещинским исключительно военной угрозой.» Он сказал, «что будет оставаться верен царскому величеству, „пока не увижу, с какой силой Станислав к границам украинским прейдет и какие будут успехи шведских войск в Московском государстве.“» Таким образом, уже за год до перехода на сторону Карла Мазепа подготовил почву для того, чтобы в случае «крайней и последней нужды» перейти на сторону противника, если тот будет побеждать.
Существуют сведения, что первый замысел измены обсуждался Мазепой и вдовой княгиней Дольской, по первому мужу Вишневецкой, в конце 1705 года (известны письма Дольской). Позже Мазепа вступил в тайные переговоры сперва с княгиней Дольской, затем с королём Станиславом Лещинским, в частности, через иезуита Заленского. Чтобы привлечь Мазепу на свою сторону, в 1706 году «княгиня Дольская передала Мазепе слова Б. П. Шереметева и генерала Рена, что Меншиков намеревается стать гетманом или князем Черниговским и „роет яму“ Мазепе.»
Незадолго перед тем Мазепа обвинил фастовского полковника Палея в измене Петру и в стремлении изменить порядок украинской жизни в пользу казацкой голытьбы и черни, Палей был отправлен в Москву, а оттуда сослан в Томск.
С 1688 года Мазепа был предметом ряда доносов Петру, говоривших о его измене. Пётр доносам верить не хотел; доносчиков наказывали, а доверие царя к гетману только возрастало, несмотря на то что доносы были правдивые.
В конце августа 1707 года последовал новый, опасный донос на Мазепу со стороны генерального судьи В. Л. Кочубея, посланный с севским иеромонахом Никанором, который прибыл в Москву 17 сентября. Но донесение было признано ложным в свете хорошо известной личной вражды между Кочубеем и Мазепой: в 1704 году у Мазепы был роман с дочерью Кочубея — Матрёной, которой он был восприемником (крестным отцом), что сделало брак невозможным, поскольку такая связь считалась инцестом.
В январе 1708 года Кочубей послал Петра Янценка (Яковлева) со словесным известием об измене Мазепы. Яковлев явился благовещенскому протопопу (духовнику царя), который представил его царевичу Алексею Петровичу. Царь счёл новый донос опять ложным, поручив разбирательство друзьям гетмана: Гавриилу Ивановичу Головкину и Петру Павловичу Шафирову.
Напуганный этим доносом, Мазепа после благополучного для него исхода следственного дела (по приказу Петра I Кочубей и также доносивший на Мазепу полтавский полковник И. И. Искра подверглись пыткам, после чего, 14 июля 1708 г., были обезглавлены) ещё энергичнее повёл переговоры со Станиславом Лещинским и Карлом XII, закончившиеся заключением с ними тайных договоров. Мазепа предоставлял шведам для зимних квартир укреплённые пункты в Северщине, обязывался доставлять провиант, склонить на сторону Карла запорожских и донских казаков, даже калмыцкого хана Аюку. В 1708 году Мазепа всё ещё пользовался доверием царя.
Осенью 1708 царь Пётр пригласил Мазепу присоединиться с казаками к русским войскам под Стародубом. Мазепа медлил, ссылаясь на свои болезни и смуты в Малороссии, вызванные движением Карла XII на юг и его предложениями. В то же время он совещался со старшинами, примкнувшими к нему, и вёл переговоры с Карлом через Быстрицкого и переписку с Меншиковым через Войнаровского. Меншиков решил навестить якобы больного Мазепу. Опасаясь разоблачения, Мазепа с гетманской казной бежал в конце октября с левого берега Десны к Карлу, стоявшему лагерем на юго-востоке от Новгорода-Северского, в Горках. С Мазепой было всего 1 500 казаков. Из шведского лагеря гетман написал письмо Скоропадскому, стародубскому полковнику, разъясняя причины своего перехода и приглашая старшину и казаков последовать его примеру.
Уничтожение Запорожской Сечи
К шведам, кроме трёхтысячного отряда Мазепы, позднее присоединилась часть запорожского войска под началом кошевого атамана Константина Гордиенко в количестве до 7 тысяч человек. «Замечательно, что запорожцы, всегда державшиеся интересов черни в борьбе с казацкою старшиною, и на этот раз заявили такое требование, которое было противно как Петру, так и Мазепе, чтобы в Малороссии не было старшины и чтобы весь народ был вольными казаками, как в Сечи.»
По приказу царя Петра І Запорожская Сечь была уничтожена. 156 запорожцев (атаманов и козаков) было казнено, причем несколько человек были повешены на плотах для устрашения других запорожцев. По сведениям Д. Яворницкого, могилы ранее похороненых запорожцев русскими войсками были осквернены.
Костомаров так описывает «треугольник» Пётр-Мазепа-Сечь: «Перед царем, выхваляя свою верность, он [Мазепа] лгал на малорусский народ и особенно чернил запорожцев, советовал искоренить и разорить дотла Запорожскую Сечь, а между тем перед малоруссами охал и жаловался на суровые московские порядки, двусмысленно пугал их опасением чего-то рокового, а запорожцам сообщал тайными путями, что государь их ненавидит и уже искоренил бы их, если бы гетман не стоял за них и не укрощал царского гнева». Сечь откровенно ненавидела гетмана Мазепу. Мазепа писал Головину о своем давнем недруге Косте Гордеенко: «Запорожцы ни послушания, ни чести мне не отдают, что имею с теми собаками чинити? А все то приходит от проклятого пса кошевого… Для отмщения ему разных уже искал я способов, чтоб не только в Сечи, но и на свете не был, но не могу найти…».
Но случилось так, что Сечь была уничтожена русскими войсками именно тогда, когда часть запорожцев под водительством Гордеенко поддержала Мазепу. Ещё в 1703 году, когда «среди запорожцев начались „шатости“», Мазепа предложил Москве на казаков «несколько десять бомб бросить». По этому поводу Т. Г. Таирова-Яковлева высказывает интересную гипотезу о роли раздоров с Сечью в безнадёжном переходе Мазепы к шведам: «Кто знает, может быть, Мазепа, понимая, что гибнет, намеревался утащить в эту пропасть и Запорожье, которое он всегда считал врагом Гетманщины?»
События в Батурине
Карлу XII Мазепа обещал зимовку в городе Батурине — резиденции гетмана. Там были значительные запасы провианта и артиллерии, имелся хорошо подготовленный и преданный Мазепе гарнизон, которым руководил полковник Дмитрий Чечель. Планам Мазепы и Карла помешали войска под водительством Меншикова, взявшие крепость и все припасы в нём за несколько часов. Батурин был разорён, а гарнизон сердюков уничтожен. Во время этих событий погибло, по разным оценкам, от 5 до 15 тыс. военного и мирного населения Батурина.
Официальное название событий в Батурине того времени, согласно документам Кабинета Министров Украины — «Батуринская трагедия». 21 ноября 2007 года Президент Украины подписал Указ «О некоторых вопросах развития Национального историко-культурного заповедника „Гетманская столица“ и посёлка Батурин», которым предусмотрено сооружение в 2008 году Мемориального комплекса памяти жертв Батуринской трагедии. Фактически это является актом переписывания истории.
Уничтожение войсками Карла XІІ городов и сёл Украины
«Во время перехода под Гадяч, спровоцированного русскими, шведам пришлось выйти из теплых хат на лютый мороз. Более ста шведских солдат отморозили себе руки и ноги, несколько десятков погибло. Раздраженный Карл в начале января бросил свои войска на Веприк, не желавший пускать шведов. После ожесточенной обороны, когда порох кончился, город сдался. Шведская армия потеряла около двух тысяч человек и множество офицеров. … Пленных отдали Мазепе, который приказал посадить их в яму.» Солдаты русской армии, как военнопленные, принадлежали Карлу, который обращался с ними лучше. Как сообщает Даниел Крман (который, впрочем, не был очевидцем сражения), «Король оказал всем милость. Гетман же Мазепа вверг одних своих подданных в ямы, других же уморил голодом». Впрочем, королевская милость не означала свободу. Пленные содержались с января по июнь в специальных лагерях и были освобождены в результате восстания при поддержке русской армии незадолго до Полтавской битвы.
«После этого Карл взял Зеньков, Опошню и Лебедин. Местечки сопротивления не оказывали. В основном они стояли пустые. Карл распорядился их грабить, дома жечь, жителей убивать. В конце января был предпринят поход на Слободскую Украину, в результате которого еще десятки сел и местечек были уничтожены. Такие действия шведов спровоцировали начало партизанской войны, которую вели, прежде всего, крестьяне и которая делала положение Карла еще более тяжелым.» Только в Терейской слободе шведами было убито более 1000 жителей. В феврале 1709 года шведы сожгли Коломак.
Поражение, анафема и смерть
Но, судя по всему, Карл XII продолжал доверять Мазепе и 8 апреля 1709 года заключил с ним формальный договор, фиксирующий, по всей видимости, прежние договоренности, частично уже исполненные, а частично уже невозможные, в котором, в частности, даровал Мазепе пожизненное звание «законный князь Украины». Мазепа же, среди всего прочего, обещался передать Карлу XII «на время войны и опасностей» города Стародуб, Малин, Батурин, Полтаву, Гадяч. Уже накануне разгрома, «высокие договаривающиеся стороны» делят Россию между собой: «Все, что завоюется из бывшей территории Московщины, будет принадлежать на основании военного права тому, кто этим завладеет».
Однако Мазепа осознал свою ошибку почти сразу после своего перехода к шведам. Покинутый своими полковниками, предвидя разгром шведов, он безуспешно пытался предложить Петру І предать в его руки шведского короля и его генералов. Уже в конце ноября 1708 года, менее чем через месяц после перехода, миргородский полковник, будущий гетман Д. Апостол, один из самых близких Мазепе людей, прибыл с этим предложением к Петру. Следом с письмами Мазепы приехали Шишкевич, цирюльник Войнаровского, и полковник Галаган. Было даже заключено соглашение с гарантиями безопасности Мазепе, но тем всё и кончилось. Мазепа не был нужен окружению Петра. Царь более не доверял Мазепе. Ряд авторитетных историков отмечал, что неизвестно, насколько серьёзными были намерения Мазепы. Более того, высказывались также сомнения в самом факте предложения Мазепы. Украинский журналист Сергей Павленко утверждает, что вся операция по выдаче Карла XII была провокацией московского правительства, имеющей целью рассорить Мазепу с шведами; среди прочего, он ссылается на то, что на черновом послании Апостола к Мазепе, подтверждающем передачу царю предложения гетмана, стоит приписка канцлера Г. Головкина: «Писма, что писаны к Мазепе по измене ево фальшивые от канцлера». Строго говоря, это не свидетельствует о недостоверности предложения, но даёт основания в нём сомневаться. Историк В. А. Артамонов оспаривает утверждение С. Павленко и утверждает, что версия о предложении Мазепы заслуживает доверия.
6 ноября 1708 года царь Пётр на раде в Глухове повелел избрать нового гетмана. Согласно желанию Петра, был избран Иван Ильич Скоропадский.
12 ноября 1708 года в Троицком соборе Глухова в присутствии Петра I митрополит Киевский, Галицкий и Малыя России Иоасаф (Кроковский), родом из Львова, в сослужении других украинских архиереев: святого архиепископа Черниговского и Новгород-Северского Иоанна (Максимовича) и епископа Переяславского Захарии (Корниловича) совершил литургию и молебен, после чего «предал вечному проклятию Мазепу и его приверженцев».
В тот же день в Глухове была совершена символическая казнь бывшего гетмана, которая описывается следующим образом: «вынесли на площадь набитую чучелу Мазепы. Прочитан приговор о преступлении и казни его; разорваны князем Меншиковым и графом Головкиным жалованные ему грамоты на гетманский уряд, чин действительного тайного советника и орден святого апостола Андрея Первозванного и снята с чучелы лента. Потом бросили палачу сие изображение изменника; все попирали оное ногами, и палач тащил чучелу на веревке по улицам и площадям городским до места казни, где и повесил».
12 ноября того же года в Успенском соборе Москвы в присутствии царевича Алексея Петровича украинец и Местоблюститель Московского Патриаршего престола митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский) в сослужении собора архиереев совершил благодарственный молебен в связи с избранием в гетманы Скоропадского, после чего обратился к сослужащим архиереям: «Мы, собранные во имя Господа Иисуса Христа, и имеющие подобно святым апостолам, от самого Бога власть вязати и решити, аще кого свяжем на земли, связан будет и на небеси, возгласим: изменник Мазепа, за крестопреступление и за измену к великому государю, буди анафема!». Кроме того, по поручению Петра І, специально для гетмана Мазепы был изготовлен Орден Иуды.
Идеологические оценки личности и деяний Мазепы чрезвычайно различны, часто противоположны. Однако объективным результатом его перехода к Карлу было втягивание войска шведов в Малороссию, куда они вошли в расчёте на обещанные Мазепой провиант, зимние квартиры и 50 тысяч казачьего войска: «Карл шел в Украину с большими надеждами. Малороссийский гетман Иван Мазепа вступил с ним в тайный договор, и его тайная присылка к королю с просьбою идти скорее была, как говорили, причиною внезапного поворота королевского». Но под знамёна Мазепы встало только 3 тысячи, многие из которых вскоре его покинули, воспользовавшись объявленной Петром амнистией. Позднее к шведам присоединилось ещё около 7 тысяч запорожцев (это по шведским данным, обычно называют вдвое меньшие числа). Эти войска даже не участвовали в решающем Полтавском сражении. В то же время, в русской армии было больше казаков, чем у Мазепы.
Войска шведов под Полтавой 27 июня (8 июля) 1709 года были раздавлены вдвое превосходящими их силами Петра (60 тысяч против 27 тысяч), влияние Швеции в Европе было значительно ослаблено, а влияние России возросло. После Полтавской битвы Карл и Мазепа бежали на юг к Днепру, переправились у Переволочны, где чуть не были захвачены русскими войсками, и прибыли в Бендеры.
Османская империя отказалась выдать Мазепу русским властям. Хотя царский посланник в Константинополе Пётр Толстой был готов потратить на эти цели 300 000 ефимков, которые предлагал великому турецкому визирю за содействие в выдаче бывшего гетмана.
Умер Мазепа 22 сентября 1709 в Бендерах. По распоряжению племянника, Войнаровского, тело его было перевезено в Галац и там перепохоронено в цекви Св. Георгия.
11 марта 1710 года царь манифестом строго запретил оскорблять малорусов, попрекать их изменою Мазепы, угрожая в противном случае жестоким наказанием и даже смертною казнью за важные обиды.
Вопрос о снятии анафемы
Вопрос об анафеме на гетмана Мазепу был вынесен на обсуждение Священного Синода УПЦ Московского патриархата, заседание которого состоялось 14 ноября 2007 года. Синод поручил Богословской комиссии УПЦ и Киевской духовной академии изучить вопрос относительно канонических и исторических обстоятельств отлучения от Церкви гетмана Ивана Мазепы и фактов совершения по благословению церковной власти заупокойных богослужений по нему.
17 марта 2008 года на Всеукраинской казачьей Раде Украины, которая состоялась в Киеве, Президент Украины заявил, что он издал Указ об установке памятников гетману Мазепе в столице Украины Киеве, Полтаве, и сделает всё возможное для снятия анафемы на гетмана Мазепу.
В настоящее время в ряде средств массовой информации дискутируется вопрос о том, что анафема на гетмана Мазепу была снята ещё в 1918 году.
22 февраля 2008 года, будучи в Москве, Президент Украины В. А. Ющенко поинтересовался у Патриарха Алексия ІІ, действительно ли в 1918 году была снята анафема с гетмана Мазепы. Из заявления Патриарха Алексия ІІ следует, что «в 1918 году патриарху Тихону действительно поступало обращение с просьбой рассмотреть вопрос о снятии анафемы с Мазепы, о чем Святейший Патриарх сообщил на совещании епископов в рамках проходившего тогда в Москве Поместного Собора Православной Российской Церкви. […] снятия анафемы не было, что не исключает того, что этот вопрос компетентными канонистами и историками может быть рассмотрен в будущем».
Обращение Президента было связано с тем, что канонические Украинская православная церковь в Канаде (в составе Константинопольского патриархата) и Украинская греко-католическая церковь, а также неканонические Украинская православная церковь Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь не признают анафему на гетмана Мазепу и проводят богослужения за упокой его души. Обьективно, это решение продиктовано политикой украинского правительства.
Несмотря на все переговоры, 8 марта 2009 года, в праздник Торжества Православия, архиепископ Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан (Овчинников), совершая чин Торжества Православия в Преображенском кафедральном соборе города Бендеры, провозгласил анафему Иване Мазепе, несмотря на то что в Русской церкви еще в 1869 году из чина Торжества Православия были исключены все имена.
Основные цели политики гетмана Мазепы
По мнению историка Александра Оглоблина, основными целями политики Мазепы как гетмана Украины были: объединение украинских земель — Гетманщины, Правобережной Украины, Запорожья, Слободской Украины и Ханской Украины в составе единой Украинской державы во главе с гетманом, а также создание гетманской власти как основы государства европейского типа с сохранением системы казаческого самоуправления. За время гетманства ему удалось решить эту задачу частично, объединив Гетманщину, Правобережную Украину и Запорожье.
В конце жизни Мазепа согласился стать данником польского короля, союзника шведов Станислава Лещинского с получением гетманства в Белой Руси. Вот как Густав Адлерфельд, камергер Карла XII и участник Северной войны, непосредственно вовлеченный в те события, описывает соглашение между Мазепой и Станиславом Лещинским:
Вся Украина, включая княжества Северское, Киевское, Черниговское и Смоленское, должна вернуться под владычество Польши и оставаться под ее Короной, за что Мазепа награждается титулом князя и получает Витебское и Полоцкое воеводства с теми же правами, которые имеет Герцог Курляндский в своей земле.
По мнению Т. Таировой-Яковлевой, подлинные замыслы Мазепы были иными: «Мазепа рассматривал союз с Лещинским исключительно как крайнее средство на случай вторжения шведов, а возможно, и в случае назревания бунта среди старшины в условиях реформирования Гетманщины. На Украине люди „начальные и подначальные, и духовные и мирские, как разные колеса, не в единомысленном суть согласии“. Одни благоволят Москве, другие склоняются к турецкой протекции, третьи хотят побратимства с татарами — исключительно из „врожденной к полякам антипатии“. Самусь и другие жители Правобережья опасаются мести со стороны поляков и вряд ли захотят подчиниться Речи Посполитой. Поэтому Мазепа предлагал сперва добиться единства мнений на Украине и объединения Речи Посполитой, а потом уже думать о союзе. Понятно, что такие благие пожелания могли быть только декларацией, рассчитанной на выигрыш времени.»
Гетман Мазепа дважды ставил вопрос о присоединении Слободской Украины перед русским царем Петром І и дважды получал отказ, т.к. у Российской Имерии был заключён договор.
Внутренняя политика гетмана Мазепы
Казачество
Внутренняя политика гетмана Мазепы была направлена на усиление влияния казаческой старшины, укреплению её экономической базы и социального положения, превращению её в правящее сословие Гетманщины. Значительно увеличилось предоставление имений старшине и духовенству (по большей части монастырям) гетманской властью или полковниками.
Уже в первые дни и месяцы своего гетманства Мазепа выдал ряд универсалов, которые или подтверждали старые владения или создавали новые из фонда так называемых «свободных военных» имений. Очень распространяется во времена гетманства Мазепы скупка земель старшиной и монастырями.
Но землевладение и сельское хозяйство были не единственным источником финансового благосостояния казацкой старшины. Большое внимание уделяет старшина разным торгово-промышленным операциям. Огромные прибыли давали старшине разные финансовые операции, в частности «аренды» — водочная, табачная и дегтевая. В этих операциях принимала участие и генеральная, и рядовая старшина, и мужчины, и даже женщины. В те времена старшина, особенно её верхушка, широко разворачивает промышленное предпринимательство как на юге, так и на севере Гетманщины.
Процесс концентрации старшинских поместий сопровождался концентрацией политической власти в руках высшей старшины. Возрастал объём полковничьей власти. Прежде избраемый голосованием на свою должность полковник становился теперь наследственным хозяином своего полка.
Появилось новое название, которое определяло эту категорию старшины — «бунчуковое товарищество», «знатное военное товарищество», освобождённое от всяких местных (полковых или сотенных) обязанностей и юрисдикции, которое непосредственно подлежало гетманской власти, находилось «под гетманским бунчуком» и «обороной», судилось только Генеральным судом.
Таким образом Иван Мазепа создал верхушку казачества, своим положением обязаная только ему и находилась только в его юрисдикции.
Крестьянство
Концентрация землевладения и политической власти в руках казацкой старшины имела своим главным следствием рост эксплуатации крестьянской массы. Во времена Мазепы с одной стороны выросли эти повинности, а с другой — изменилось их соотношение. В частности, увеличивается денежная составляющая, а также барщина. Но если денежные и натуральные повинности преобладают в поместьях «свободных военных» и особенно ранговых (в том числе и гетманских), то усиление барщины было более характерным для поместий, в первую очередь, монастырских.
Рост повинностей подданных в конце XVII столетия вызывал большое недовольство крестьянской массы, которое нередко переходило в открытые выступления против власти старшин. Правительство Мазепы в интересах государства и общественного строя вынуждено было вмешиваться, ограничивая злоупотребление властителей и эксплуатацию посполитых.
В конце XVII столетия на Левобережной Украине обычный размер барщины повысился до двух дней в неделю. Но немало властителей превышали эту норму, принуждая подданных работать на барщине значительно больше.
Строительство и восстановление церквей
Современный исследователь гетманства Мазепы Сергей Павленко, в своей монографии «Иван Мазепа как созидатель украинской культуры» приводит данные, что за 22 года своего гетманства Иваном Мазепой было построено, восстановлено и реставрировано свыше 100 церквей и монастырей в городах Киеве, Запорожской Сечи, Новобогородицке, Макошине, Домнице, Глухове, Прилуках, Максаковке, Гадяче, Мошнах, Нежине, Бахмаче, Чернигове, Белой Церкви, Переяславе-Хмельницком, Батурине, Лубнах, Новгород-Северском, Дегтяревке, в том числе и в России — в Рыльске, Ивановском, Мазеповке, Крупце и т. д. По сведениям Национального художественного музея Украины архитектурный стиль этих церквей получил название «Мазепинское барокко».
В научном труде Сергея Павленко указывается, что украинский философ и богослов той эпохи Феофан Прокопович называл гетмана Мазепу ктитором «преславной Академии Могило-Мазеповиянской Киевской» и сравнивал в своих трудах гетмана Мазепу с равноапостольным князем Владимиром. Сведения об Иване Мазепе как фундаторе академии приводятся в исторической справке современного учебного заведения. Позднее, в 1717 году, тот же Феофан Прокопович в «Слове похвальном о баталии Полтавской» обосновывает именование Мазепы Иудой. Митрополит Киевский Варлаам считал Мазепу «особливим обновителем, промислинником и благодетелем братського монастиря». Иваном Мазепой была отстроена братская Церковь Богоявления (взорвана в 1935 году) и новый корпус для Академии. Сегодня сохранился только Мазепинский (Старый) академический корпус.
Архиепископом Черниговским Антонием Стаховским в 1705 году была написана молитва о гетмане Мазепе.
В историю Украины гетман Мазепа для одних вошёл как выдающийся инициатор и ктитор строительства церквей, Черниговского коллегиума и Мазепинско-Могилянской академии, для других — как клятвопреступник и предатель.

Википедия